Производство товаров заменяется производством знаний — Новости Евразийского экономического союза от 07.03.2019


О результатах работы Евразийской экономической комиссии в 2018 году и задачах на 2019 год рассказал Председатель Коллегии ЕЭК Тигран Суренович Саркисян.

7 марта 2019 г.

— Какими цифрами завершил 2018 год ЕАЭС? Всё ли задуманное удалось реализовать?


Т. С. Саркисян: Мы завершили 2018 год с позитивными экономическими показателями и результатами нашей деятельности. Об эффективности интеграционных объединений часто судят по объемам торговли и промышленного производства, так как они наглядно отражаются на благосостоянии субъектов хозяйствования и потребителей. В 2018 году объем взаимной торговли товарами государств — членов ЕАЭС увеличился на 9,2%. Объем промышленного производства ЕАЭС вырос на 3,1%. Рост был более значительным, чем годом ранее — 2,6%.


Лидерами по приросту показателя взаимной торговли стали Армения (+20,7%) и Казахстан (+12%). Важно отметить, что растут объемы торговли промежуточной продукцией, что отражает кооперационные связи и взаимодополнение производств пяти стран. Например, в обрабатывающей промышленности кооперационные поставки выросли на 30%.


Темпы роста ВВП ЕАЭС в 2018 году в постоянных ценах в январе-сентябре минувшего года составили 1,9%. 


Наибольший экономический рост показали Армения и Казахстан, где по итогам января-сентября 2018 года ВВП увеличился на 6,2% и 4,1% соответственно.


На 6,3% увеличился показатель инвестиции ЕАЭС в основной капитал. Что касается показателя оборота розничной торговли стран Союза, он в 2018 году вырос на 3,1%.


В 2018 году нам удалось принять технический регламент о безопасности алкогольной продукции, разработка которого была начата еще в 2010 году, который обеспечит свободное перемещение алкоголя, выпускаемого в обращение в ЕАЭС.


Мы завершаем работу над соглашениями о принципах налоговой политики в области акцизов на алкоголь и табак. Уже согласованы подходы к формированию общего рынка алкогольной и табачной продукции в ЕАЭС, уровень индикативной ставки акцизов. Важно отметить, что для адаптации бизнеса к потенциально новым требованиям главы правительств приняли решение перенести срок применения индикативной ставки с 2022 года на 2024 год. Кроме того, есть договоренность о едином диапазоне отклонения ставки акциза от индикативной ставки, а также о наделении Совета ЕЭК полномочиями по утверждению индикативных ставок и закреплению консультативного механизма в случае волатильности курсов национальных валют.


Мы подписали Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем и Временное соглашение, ведущее к образованию зоны свободной торговли с Ираном. За три года планируется договориться о полноформатном соглашении ЗСТ между ЕАЭС и Ираном. Эффективно работает наша ЗСТ с Вьетнамом. В 2018 году товарооборот между ЕАЭС и Вьетнамом увеличился на 12,8%, экспорт из стран Союза во Вьетнам увеличился на 19,6%.


Подписаны меморандумы о сотрудничестве с крупнейшими региональными объединениями, такими как АСЕАН, МЕРКОСУР, СНГ, а также с правительством Таиланда. Республике Молдова предоставлен статус государства-наблюдателя при ЕАЭС.


Мы начали переговоры о создании зон свободной торговли с Израилем, Сингапуром, Сербией, Индией и Египтом, которые будут активно продолжены и интенсифицированы в этом году.


Отмечу, что в целом товарооборот с группой стран, с которыми уже подписаны или планируется заключить торговые соглашения, демонстрирует положительную динамику. Это значит, что даже в условиях, когда соглашение о ЗСТ еще не подписано, сами переговоры уже создали положительные ожидания у бизнеса. Деловые круги начали активнее работать. Я уверен, что положительные ожидания — это маркер доверия к нам, признак того, что ЕАЭС состоялся как надежный экономический партнер.


Очень важным итогом прошедшего года на внешнем треке считаю также начало технического диалога между ЕЭК и Европейской комиссией по таким вопросам, как торговая политика и техническое регулирование. Постоянные встречи между сотрудниками ЕЭК и Европейской комиссии очень важны для начала глубокого диалога между нашими интеграционными объединениями.


В прошлом году вступил в силу Таможенный кодекс ЕАЭС, который обеспечил углубление интеграционных процессов в таможенном регулировании на всем пространстве Союза. Кодексом установлены передовые, соответствующие международным стандартам подходы, введено электронное декларирование. В него вошли 70% поступивших от предпринимателей предложений и инициатив.


— Какие задачи стоят перед ЕЭК в 2019 году? Какие проблемы необходимо решить в первую очередь?


Т. С. Саркисян: Приоритеты на 2019 год определены в обращении председателя Высшего Евразийского экономического совета, премьер-министра Республики Армения Никола Пашиняна к главам государств. Армения с 1 января 2019 года приняла председательство в органах Евразийского экономического союза: в Высшем Евразийском экономическом совете, Евразийском межправительственном совете и Совете Евразийской экономической комиссии. Среди основных приоритетов председательства обозначена цифровизация, развитие международных отношений, гармонизация законодательства в рамках ЕАЭС, а также устранение препятствий на внутреннем рынке ЕАЭС.


Приоритетным направлением в этом году станет проведение в странах Союза согласованных политик, в основе которых лежит гармонизация законодательства. Комиссия совместно с правительствами государств-членов будет проводить эту работу по 22 направлениям, зафиксированным в Союзном договоре.


В этом смысле мы говорим о необходимости расширять полномочия Комиссии, особенно в части контроля за исполнением решений органов ЕАЭС и разрешения в досудебном порядке споров между хозяйствующими субъектами.


Продолжим работу в сфере международного сотрудничества. Хотим заключить соглашения о зоне свободной торговли с Сингапуром, Сербией и Израилем, серьезно продвинуться в переговорах с Индией и Египтом.


Приоритетной задачей Союза является продолжение формирования общих рынков газа, нефти, нефтепродуктов, финансового рынка. Рассчитываем, например, в 2019 году доработать Концепцию формирования общего финансового рынка ЕАЭС.


В этому году мы отметим пятилетие подписания Договора о ЕАЭС и 25-летие идеи евразийской интеграции. За прошедшие годы мы достигли главного — выстроили эффективную интеграционную модель многостороннего взаимодействия, обеспечили прочность и состоятельность нашего Союза. Мы хотим, чтобы он стал одним из наиболее значимых центров развития современного мира, еще более полезным с точки зрения экономического развития государств-членов и открытым для взаимовыгодного сотрудничества с внешними партнерами.


— С вашим приходом в ЕЭК цифровизация стала одной из часто упоминаемой в контексте ЕАЭС тем. Цифровая повестка, которую планируется реализовать до 2025 года, затрагивает основные составляющие экономического сотрудничества стран Союза в целом. Можете ли детализировать, какие плюсы принесет Союзу цифровая трансформация?


Т. С. Саркисян: Хотел бы начать с того, что цифровая трансформация — это глобальный мировой тренд, который меняет логику построения бизнеса. И очевидно, что этот тренд не может не затронуть наши страны и наш Союз.


Сегодня массовая цифровизация, прежде всего, затрагивает услуги и сервисы с большим потребительским спросом. С точки же зрения нашей интеграции оцифровка важна, прежде всего, в сферах, в которых создаются общие рынки и реализуется совместная компетенция стран Союза. Это таможня и торговля в целом, транспорт, фармрынок, финансовый рынок, системы обмена данными, рынок труда, государственные закупки, промышленность и АПК.


Чтобы точнее ответить на вопрос о плюсах цифровизации, напомню, что мы провели исследование совместно со Всемирным банком. Его результаты показывают, что реализация цифровой повестки даст нашему интеграционному объединению дополнительный прирост ВВП — до 1 п.п. в год. Это достаточно серьезный показатель. В сфере услуг можно ежегодно сэкономить порядка 50 миллиардов долларов за счет устранения нормативно-правовых барьеров в отношениях между государствами-членами.


Если говорить масштабней, то цифровизация направлена на развитие экономик наших стран через совместную проектную работу, с активным вовлечением бизнеса.


В «цифре» нельзя двигаться с разной скоростью, это то, где мы должны двигаться синхронно. Поэтому вопрос согласования политик в сфере цифровых трансформаций сегодня чрезвычайно актуален. И уже сегодня нам нужно думать о том, какие механизмы вырабатывать, как проводить согласованную политику, обеспечивать интероперабельность наших проектов, выстроить систему управления, чтобы мы могли согласовывать позиции национальных правительств.


— Насколько реальны перспективы внедрения ЕАЭС ID? Что предполагает создание общего для Союза цифрового архива?


Т. С. Саркисян: У нас не первый год ведется работа по формированию трансграничного пространства доверия. Эта работа включает в себя не только сектор G2G, но также и сектор B2G.


Мы активно обсуждаем с экспертами государств-членов механизмы трансграничной идентификации и классификации товаров и субъектов, каким образом объект «реального мира» должен получить однозначный идентификатор, чтобы в «цифровом мире» стало возможно совершать операции с ним.


Сегодня приоритет отдается инициативам, связанным с развитием цифровой торговли, цифровых транспортных коридоров, с использованием моделей цифровой промышленной кооперации, а также цифровой прослеживаемостью.


Механизмы трансграничного пространства доверия позволят связать национальные модели идентификации товаров и субъектов, в том числе при реализации системы прослеживаемости, то есть они позволят гармонизировать цифровые преобразования наших стран.


И самое главное, такая «связка» национальных моделей идентификации создаст эффективную среду для получения межгосударственных услуг, в том числе для выдачи справок гражданам одной страны на территории другой страны.


— А каковы перспективы реализации планов по отмене роуминга сотовой связи на территории Союза? Насколько они реальны и реализуемы? Полезен ли будет в этом вопросе опыт Европейского союза?


Т. С. Саркисян: Знаете, рынок роуминга отнесен Комиссией к социально значимому. Этой услугой пользуются более 20 миллионов граждан стран Евразийского союза, живущих на приграничных территориях. Учитывая особую значимость услуг сотовой связи, Комиссия совместно с антимонопольными органами и операторами государств ЕАЭС провела работу по снижению стоимости услуг в роуминге. Результатом стало существенное снижение тарифов на роуминг операторами сотовой связи. К примеру, группа компаний VimpelCom Ltd снизила тарифы на услуги в несколько раз.


Я считаю, что надо двигаться к отмене роуминга. Хотя бы внутри тех компаний, которые работают на территории нескольких стран Союза. Тот же МТС есть в Армении, Беларуси и России. Такие меры продемонстрировали бы, что это возможно, что это может быть эффективно и выгодно.


ЕЭК продолжает работу по созданию условий для дальнейшего снижения роуминговых тарифов. Наша конечная цель — это обнуление международного роуминга в странах ЕАЭС.


К 2025 году планируется заключение международного договора о формировании общих рынков нефти и нефтепродуктов. С учетом того, что периодически тема повышения цены на газ периодически поднимается некоторыми странами Союза (Беларусь, Армения), насколько создание общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов повлияет на снижение цены?


Хочу начать с того, что процесс формирования общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов ЕАЭС идет нелегко, так как он является чувствительным для наших стран. Но в декабре прошлого года мы обеспечили прорыв в этом направлении — члены Высшего Евразийского экономического совета утвердили программу формирования общего рынка нефти и нефтепродуктов. Это очень серьезный шаг вперед. Также принята программа общего рынка газа. Но я должен сказать, что утверждение программ не означает снятие всех дискуссионных вопросов. Сейчас крайне важно выстроить не дискриминационные механизмы для формирования общих рынков ЕАЭС в этих сферах. Идет очень важная дискуссия, например, относительно того, каким образом должна формироваться цена на транзит газа.


Этот вопрос нам предстоит решить уже в 2019 году. Все страны заинтересованы в том, чтобы стоимость транзита была минимальной и цена газа давала возможность для создания равных конкурентных условий.


Согласно концепции формирования общего рынка газа, которая была утверждена в мае 2016 года, в ЕАЭС предусмотрена биржевая торговля газом. То есть цена будет формироваться исходя из основных принципов рынка. Переход к рыночному ценообразованию, включая создание биржевой торговли газом на общем рынке, и формирование тарифов на транспортировку газа на не дискриминационной основе будет способствовать увеличению числа участников рынка и стабилизации цен на газ для потребителей. За счет этого будут расширены возможности использования газа, прогнозируется рост уровня газификации в государствах-членах и увеличение потребления газа как населением, так и промышленными предприятиями, в том числе создание новых газохимических производств. Также не надо забывать о повышении надежности газоснабжения потребителей за счет увеличения числа потенциальных компаний-поставщиков.


В свою очередь, запуск общих рынков нефти и нефтепродуктов также предполагает организацию биржевой торговли с переходом к рыночному ценообразованию, включая определение механизма исполнения сделок, совершенных в рамках единого биржевого пространства. Плюс не дискриминационный доступ хозяйствующих субъектов государств-членов к инфраструктуре (системам транспортировки, биржевой инфраструктуре).


Всё это позволит повысить доступность энергоресурсов для хозяйствующих субъектов государств-членов и населения, расширить рынки сбыта для независимых производителей нефти и нефтепродуктов, что в конечном итоге может повлиять на снижение цен на нефтепродукты для конечных потребителей.


Формирование общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов, электроэнергии ЕАЭС приведет к повышению эффективности, а это значит, что неэффективные компании будут выведены с рынка. К этому надо готовиться. Поэтому национальные правительства должны уже сегодня задуматься о том, какие механизмы реализовать, чтобы это было безболезненно.


— В своих выступлениях Вы отмечали необходимость сконцентрировать внимание на глобальных интеграционных проектах, которые создавали бы евразийские бренды и помогали продвигать наши товары на рынках третьих стран. Вы также уточнили, что речь идет о светотехнической отрасли, энергетике и электрификации, а также о ювелирной отрасли. Достигнуты ли уже договоренности по этим вопросам с производителями? Когда можно увидеть первый евразийский бренд?


Т. С. Саркисян: Я уже говорил, что нашей стратегической задачей является создать и вывести на мировой рынок евразийские бренды — узнаваемую, совместно выпущенную продукцию и новые технологии. Мы постоянно ведем эту работу. Но если ранее мы говорили о совместных проектах в цифровой сфере, то здесь речь идет о проектах более широкого круга сфер интеграционного сотрудничества. Совместные интеграционные проекты позволят осваивать новые решения и вовлекать высокотехнологические наработки, которые есть в странах Союза, и способствует выходу на мировой рынок с евразийскими брендами.


Сейчас по инициативе ЕЭК разрабатывается кооперационный проект в сфере ювелирной отрасли. Производство ювелирных изделий является одним из таких направлений, в которых есть потенциал для кооперации и продвижения евразийских товаров на внешних рынках. Главными трендами развития мировой ювелирной отрасли ближайшие годы станут: первое — консолидация. Национальные ювелирные бренды смогут стать известными в мировом масштабе в результате консолидации отрасли. Второе — увеличение доли брендовой ювелирной продукции. Доля брендовых ювелирных изделий составляет порядка 20% ювелирного рынка. По прогнозам, к 2020 году их доля увеличится в 1,5−2 раза и составит уже 30−40%.Третье — рост онлайн-продаж. Национальная ассоциация ювелиров Великобритании сообщает, что к 2020 году реализация ювелирных изделий через мобильные приложения составит 50% всей электронной коммерции в ювелирной отрасли. Четвертое — сокращение времени цикла разработки продукта. Я бы добавил и шестой тренд — цифровизация. Сегодня мировыми игроками запускается блокчейн-платформа для отслеживания алмазов. Готовы ли мы ответить на эти вызовы и задавать тренды? Вот что должно нас волновать.


Впрочем, работа над созданием евразийского ювелирного бренда запущена, Комиссия уже подготовила проект «дорожной карты», которая будет утверждена после проработки. Сейчас ведется обсуждение документа с представителями бизнеса и государственных органов.


Но у нас есть такой инструмент, как евразийские технологические платформы для аккумулирования передовых достижений научно-технического развития, мобилизации научного потенциала государств-членов для совместного решения прикладных задач. Это платформы в сфере космических технологий, биологии, медицины, фотоники, экологии, пищевой и перерабатывающей промышленности, сельского хозяйства, энергетики и электрификации. Это не окончательный перечень, и Комиссия продолжит работу по созданию приоритетных евразийских платформ.


В последние годы производство синтетических алмазов ювелирного качества развивается стремительными темпами. Сегодня уже каждый пятый бриллиант на рынке — синтетика. Активно разрабатываются методы для изучения физических характеристик драгоценных камней, создаются различные приборы для выявления синтетических алмазов и бриллиантов. Поэтому участникам евразийского рынка ювелирных изделий следовало бы объединить также интеллектуальные ресурсы и высокотехнологические наработки для совместного решения прикладных задач в ювелирной сфере.


Еще одна сфера, заслуживающая внимания — производство светотехники в рамках Евразийской светодиодной технологической платформы. В числе основных направлений работы в рамках этой евразийской технологической платформы — разработка энергосберегающего светотехнического оборудования, разработка современного оборудования и инновационных технологий для производства светотехнической продукции.


В этом году Комиссия поддержала идею одной из независимых отраслевых организаций, учредивших премию «Золотой фотон», которая будет вручаться лучшим компаниям стран Союза — производителям светотехнической и электротехнической продукции и решений, поставщикам услуг.


В феврале этого года Совет ЕЭК утвердил еще одну перспективную технологическую платформу — по энергетике и электрификации. Она касается таких важных направлений деятельности, как энергетическое машиностроение, эффективная теплофикация, когенерация и тригенерация, централизованное и децентрализованное теплоснабжение, электрификация, «умные» электрические сети, использование возобновляемых источников энергии для энергоснабжения удаленных потребителей.


Высший Евразийский экономический совет (ВЕЭС) 6 декабря 2018 года одобрил предложения о развитии сотрудничества стран Союза в сфере предоставления космических и геоинформационных услуг на основе национальных источников данных дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ).


Готовится к старту первый, совместно финансируемый странами ЕАЭС евразийский кооперационный проект в промышленной сфере. Документ, предусматривающий интеграцию национальных космических систем, проектирование и производство современных космических аппаратов в рамках кооперации предприятий заинтересованных государств-членов, будет представлен членам Евразийского межправительственного совета. Программа позволит использовать преимущества единого экономического пространства ЕАЭС, объединить промышленные, научно-технические и маркетинговые возможности стран Союза.


— Если позволите, хотела бы задать еще вопрос, не связанный с работой ЕЭК. Вы, цитируя Георгия Щедровицкого, назвали 21-й век — веком методологии. Как часто в решении задач, стоящих перед Вами, используете методологический инструментарий?


Т. С. Саркисян: К 90-летию Георгия Петровича Щедровицкого был снят фильм, посвященный методологическим семинарам. Фильм этот начинается фразой Георгия Петровича о том, что мышление требует постоянной тренировки. Он сравнивает это с лошадьми, которых тренируют, например, чтобы танцевали. Мышление — это то же самое, это тренировки. Если вы хотите иметь навыки думания, вы должны тренироваться всё время. Есть определенная техника, упражнения, нужны определенные навыки и знания. Всё время надо работать в этом направлении, иначе вы потеряете свои способности. После чего — второй важный тезис, что девяносто пять процентов людей не умеют думать, потому что у них нет таких навыков, есть понимание, но нет мышления.


И вот методологическое движение осуществляет революцию в этой сфере — оно учит людей думать. И когда вы уже овладеваете определенным набором этих инструментов, это остается у вас и в сознании, и в подсознании. Это определяет образ вашего мышления, и вы используете его уже независимо от себя, постоянно, в любой сфере своей жизнедеятельности: когда вы выбираете школу для своего ребенка, когда думаете о том, какой образ жизни хотите для себя выстроить, когда вы разрабатываете цифровую повестку Евразийского экономического союза… У вас в голове уже сидят эти механизмы мышления, этот аппарат, набор инструментов. Проблематизация, определение цели, рефлексия, раскрытие объективного содержания, выбор установки, шаг развития, шаг воспроизводства, искусственное вмешательство в естественные процессы. Вы всё это держите у себя в голове, и мир вокруг вас становится более понятным, он классифицирован, поскольку в голове у вас всё разложено по полочкам, и вам легче работать.


— Вы сразу распознаёте человека, не умеющего мыслить, и легко ли вам выстраивать с такими людьми отношения?


Т. С. Саркисян: Организационно-деятельностные игры были эффективным механизмом с одной стороны отбора кадров, с другой стороны — воспитания кадров, в-третьих — продвижения этих новых мыследеятельностных схем. Это был достаточно эффективный инструмент, придуманный Георгием Петровичем, который давал очень сильные результаты. Эти идеи живут до сих пор благодаря ученикам, последователям.


Что касается выстраивания коммуникаций, то этому и вовсе был посвящен специальный раздел, уделялось особое внимание. А еще на встречах в методологическим кружке, на семинарах и во время игр отдельно обсуждались проблемы образовательной сферы, какой должна быть современная система образования, чтобы отвечать современным вызовам.


— Под влиянием этих идей вы основали методологическое движение в Армении…


Т. С. Саркисян: Да, в 1989 году, как раз после первой игры, проведенной Георгием Петровичем в Цахкадзоре. Он нас заразил этим методологическим вирусом настолько сильно, что мы основали армянское методологическое движение. И уже самостоятельно проводили свои игры, семинары. До сих пор. Есть люди, которые продолжают этим заниматься.


— Вы поддерживаете с ними связь?


Т. С. Саркисян: Это уже на всю жизнь. Если ты заразился, то уже не избавишься от этого вируса. Пока что антивирус никто не придумал. То есть если тебя научили думать, трудно отказаться от думания.


— Производство новых знаний вы не раз называли трендом 21-го века. На что нужно обращать особое внимание странам при производстве знаний, чтобы быть конкурентоспособными.


Т. С. Саркисян: Мы наблюдаем естественный процесс, при котором развитие человечества дошло до такого нового уровня, когда производство товаров заменяется производством знаний. Это означает, что всё общество перестраивается. Если хотите быть, хотите считаться развитой страной, это означает, что вы должны производить новые знания. Если вы производите больше новых знаний, значит, вы более развитая страна. Базовым процессом общества должно стать не производство товаров, строительство заводов, их производящих, инфраструктуры для заводов, транспортных коммуникаций, позволяющих поставлять сырье и станки на заводы, подготовка специалистов, которые должны работать на этих поточных линиях, а производство новых знаний. Для этого нужно добиться, чтобы общество перестроилось и прекратило обслуживать производство товаров в качестве основного базового процесса. Конкуренция в индустриальную эпоху была именно в этом. Если вы производите больше автомобилей, значит, вы самая развитая страна. Но потом на наших глазах происходит трансформация и, например, США по производству автомобилей начали уступать другим странам. Но это не означало, что США отстают, просто они опережают другие страны по производству другого, нового продукта.


Перестроить общество означает, что в центре общества должны стоять не предприятия, а университеты, научные центры, лаборатории, которые взаимосвязаны между собой и которые производят эти новые знания. Инфраструктура нашего общества должна быть построена таким образом, чтобы обслуживать эти университеты, лаборатории, НИИ.


Мы видим, что некоторые страны уже вовлечены в процесс перехода от индустриального общества к постиндустриальному, а некоторые страны всё еще хотят попасть в индустриальное. То есть им нужны инвестиции, чтобы наладить какое-то производство, чтобы людей занять работой. Они работают по старой, индустриальной логике. Но проблема заключается в том, что мы живем в глобальном и быстро сжимающемся мире, и взаимопроникновение происходит очень быстро. Пока вы думаете в логике индустриального общества, ваши лучшие умы мигрируют в Силиконовую долину, потому что им в индустриальном обществе некомфортно. Если они работают на новые знания, им гораздо комфортнее работать там, где есть университеты, лаборатории, венчурные капиталисты, которые готовы всё это финансировать, предприятия, транснациольные корпорации, которые охотятся за новыми знаниями, потому что очевидно, что кто получит эти новые знания первым, тот и сможет осуществить прорыв и победит своих конкурентов. У них совершенно другая логика, и так как они проникают в том числе и в наши страны — разрушают очень многие процессы.


Поэтому мы должны накопить критические компетенции некоего критического уровня, чтобы осуществить все институциональные реформы в наших странах, а мы не можем накопить эти критические компетенции, потому что наши лучшие кадры уходят в другое пространство. Это остановить невозможно. Следовательно, вы должны найти свои сравнительные преимущества. Специализироваться в тех нишах, где вы можете предоставить более благоприятные условия, нежели Силиконовая долина. И вы должны ориентироваться на такие мыследеятельностные процессы.


Это глобальный вызов, который надо понимать, прежде чем решать. Сначала надо сформулировать проблему: как в условиях, когда мир сжимается, а интероперабельность резко увеличивается, выстраивать наши домашние повестки развития. Вы не можете игнорировать, что мы живем в эпоху быстрых изменений, что мы живем в эпоху, когда мир сжимается, а взаимопроникновение и взаимодействие усиливается. Это глобальный тренд, против этого ничего нельзя сделать, в этих условиях мыследеятельность заменяет другие основные процессы.


Здесь возникает еще один глобальный вызов — это вызов идентификации, идентичности. Встает вопрос, а кто я такой в этом глобально изменяющемся мире, что ждет Европейский союз, будет ли играть какую-то роль национальная идентификация или нет, произойдет ли Brexit. С другой стороны, Германия и Франция говорят, что надо углублять эту интеграцию. Формируется ли новая общность? Есть ли этому альтернатива? Почему это актуальный вопрос, потому что, если не отвечать на вопрос о самоидентификации — сложно будет выстраивать свою собственную повестку. Сложно будет строить свое собственное государство, потому что мы должны знать, какие функции государств трансформируются.


Например, Европейский союз пошел на отказ от существования национальных эмиссионных центров. Национальные банки, которые выпускали национальную валюту, некогда были атрибутом суверенитета. И когда мы в 1990 годы думали о формировании национальных правительств на постсоветском пространстве, все начали с того, что важный атрибут независимости — это национальная валюта, и все страны внедрили свои национальные валюты. То есть это логика индустриального общества. А в постиндустриальном мире люди, наоборот, начали отказываться от многих атрибутов, которые раньше считались атрибутами суверенитета.


— У вас богатый руководящий опыт на разных должностях в разных странах. Есть ли место, сфера, куда бы вы хотели вернуться, где вам было наиболее комфортно?


Т. С. Саркисян: Да, есть. Есть такая мечта. В Ленинграде, где я учился, есть Публичная библиотека и библиотека Академии наук. Вот это меня тянет больше всего. Оказаться снова там.


— А что вы намереваетесь изучать, исследовать там?


Т. С. Саркисян: Вообще-то если бы я начал заново, я бы поступил на философский факультет, а не на экономический. Потому что 21-й век — это век методологии. Мы наблюдаем стремительное развитие междисциплинарности в науке. Она позволяет преодолеть непреодолимый предел — тупик в отдельных дисциплинах. И этот тупик можно преодолеть только новыми методологическими подходами.



Источник

Оцените статью:
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голосов, в среднем: 0 из 5)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ОШИБКА: si-captcha.php plugin: Не обнаружена поддержка GD image в PHP!

Свяжитесь с вашим хостером и попросите их включить поддержку GD image для PHP.

ОШИБКА: si-captcha.php plugin: не найдена функция imagepng в PHP!

Свяжитесь с вашим хостером и попросите их включить imagepng для PHP.